Как тебе летается, милая птичка?

макияжВ жизни постоянно появляются новые люди, и чаще всего это происходит в самый неожиданный момент, и с противоположной стороны.
На тот момент мне недавно исполнилось четырнадцать, я в последний раз рассталась с парнем-извращенцем: все говорили, что это «подростковый возраст, гормоны». Этой осенью мне написал человек, о существовании которого я и не подозревала.

Его первой фразой была: «Привет, классный лоб». Это было достаточно внезапно, потому что впервые, кто-то назвал практически ненавистный мною, широченный мой лоб «классным». Казалось, этот человек разглядел мою душу. Мне предстоял новый опыт.
Некоторое время мы общались на пустые темы, я изучала его, его вкусы и взгляды, а он, казалось, знал всё наперёд; не только обо мне ‒ о нас. Мы оба увлекались музыкой, и он решил пригласить меня в их недавно образовавшуюся группу, в качестве вокалистки или клавишницы.
В день, когда он согласился явиться мне в живую, я была в замешательстве ещё больше, чем при виде его первого сообщения.

Высокий, длинноволосый, кудрявый блондин восемнадцати лет с темными, карими глазами, в синем костюме, и с невероятно доброй, но в то же время хитрой улыбкой победителя.

Через пару недель мы уже вместе гуляли, проводили громкие рассуждения на философские темы, играли в группе. В общем ‒ проводили время почти как в тех странных фильмах про подростков, с прекрасным музыкальным сопровождением. Нашу первую четырехчасовую прогулку я долго помнила наизусть: каждый поворот, каждый жест и сказанную реплику на определённом месте. Ещё через месяц его забота «старшего брата» перешла в нечто иное. Я услышала от него фразу ‒ «Я буду любить тебя!». Хоть он был и пьян в ту минуту, но весь мир состоял из меня, его и моего подозрения насчёт его будущих намерений.

Конечно, в четырнадцать не особо задумываешься о последствиях, обозлившись на весь мир вокруг, не веря никому, ища и познавая себя и думая только о новом мире нового человека.
Мы стали гулять за ручку.
Первый поцелуй был достаточно неловкий, а затем, он, как опытный старшеклассник, на полном серьёзе учил меня целоваться. Наши переписки были литературно идеальными: их можно было распечатать и продать как книги.
Наши прогулки часто заканчивались его квартирой; как так получалось ‒ никогда не понимала, но продолжала там оказываться, ведь мы просто изучали физику, слушали старую музыку, ели финики и шоколад и целовались в обнимку. Если это можно было назвать «просто» ‒ внезапная «любовь» между конфетной восьмиклассницей и джентльменом-одиннадцатиклассником, обретшим пристрастие к алкоголю.
Уже через месяц всё стало приобретать странное направление. Помимо моих ссор с родителями, и полного доверия этому странному человеку, в наших свободных отношениях стала просматриваться новая сюжетная линия: подросток и насилие со стороны совершеннолетнего. У меня, в нашей паре было маловато достоинств: я была младше и глупее, думала, что читаю его с легкостью, а на самом деле в упор не замечала истинных мотивов настойчивой симпатии ко мне. Когда он стал лезть ко мне в трусы, мне не к кому было обратиться. Его отец занимал высокую должность в полиции, поэтому своего сыночка он бы любыми способами спас от решетки. У того парня было много отклонений, о которых его пожилые родители и не подозревали. Я же знала больше, чем хотела, но и не подозревала, что существует ещё и его девушка в другом городе, с которой у него были регулярные половые отношения.
Хорошо, что пострадала я только эмоционально, но не физически. От разных предложений и шантажа. В тот день я вернулась домой и обнаружила максимально напряжённое молчание в квартире. Оказалось, отец следил за мной и знал, что мы частенько заменяли прогулки на улице на посиделки у моего спутника дома. И лишь нам известно, чем мы там занимались. Но фантазия родителей гораздо более буйная. Если бы они меня в тот момент не остановили, моя жизнь могла рухнуть ещё ниже, и с превышением скорости. Такого масштабного конфликта со мной ещё не было ‒ я очень долго не разговаривала с родителями!

Не понимаю, как они меня простили за такой обман, как вновь приняли в семью и смогли называть своей дочерью; как мы можем сейчас так же легко признаваться друг дружке в любви, обнимать на прощание. Они показали мне благороднейшее и высшее качество человека ‒ уметь прощать. Благодаря которому я вновь обрела веру в мир и людей вокруг, благодаря чему я могу двигаться дальше, а не уничижаться угрызениям совести, без которых все равно не обойтись.
Тот человек. После пары проигнорированных от него сообщений, он конечно же всё понял. Мы больше никогда не смотрели друг дружке в глаза, не здоровались, и не обменивались сообщениями.

Но он дал мне новый, бесценный опыт, привил вкус к прекрасным вещам, создал ту незаметно малую часть меня, которая помогает мне самоопределяться, искать себя вновь, и каждый день. Правда я сейчас обхожу таких стороной…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *