И звезда, и крест – наград немало…

Звезда и крестЯ стою на деревенском кладбище у могилы Ивана Степанова. Она неухоженная, как почти все могилки на погосте моей опустевшей деревни.
Вспоминаю своё послевоенное детство, вспоминаю Ивана и его несладкую судьбу. Иван Степанов, как и все его двадцатилетние сверстники, ушёл на фронт в 41-м, в самом начале Великой Отечественной. Два года воевал. Приходили от него письма матери в родную деревню. А в марте 43-го получила Аграфена Степанова похоронку на своего Ванюшу, «… погиб в бою при освобождении города Ржева». Сильно горевала Груня, единственным был у неё Ванюша. Вся надежда была на сыночка любимого. Поздний он у неё был, на сороковом году родила. И уж так надеялась на него, и уж так берегла. Да не уберегла, видать… Эх, война проклятая!
Место захоронения сына указывалось, «… похоронен в братской могиле в районе села Н». Подумала-погоревала и решила на своём деревенском погосте справить сыночку отдельную могилку. И пусть, что под городом Ржевом прах его покоится, здесь в Степановке тоже его могила будет, рядом со всеми усопшими дедами и прадедами. Да и самой где будет поплакать. Насыпала холмик земли, попросила старика Макарыча сделать надгробие. Да не крест, а обелиск небольшой со звёздочкой Сынок ведь и комсомольцем был, и погиб красноармейцем.

Справила могилку Ванюше, а через полтора года и сама насовсем в сырую землю ушла… Говорят, сердце не выдержало…
В сорок пятом в Степановку пришла нежданная весть – оказывается, живой Иван Степанов… Не погиб он в 43-м, а в плену был. И вот уж все его сверстники, кто живой остался, с войны вернулись, а его все не было. Слух по деревни шёл, будто добавили ему лагерей после немецкого плена. Восемь лет. За то, что присягу нарушил, не погиб, а в плену фашистском оказался, контуженным, себя непомнящим…
Вернулся Иван в свою родную Степановку в 1953 году. Встретила его изба пустая да печь холодная. Пошёл с матерью повидаться. На погосте и свою могилку обнаружил. Обелиск со звездою красной и надпись на нем: «Иван Никитович Степанов, 1921-1943». Говорят, долго стоял у могил, материной и своей, говорят, вроде бы сказал: «Всё верно. Похоронен». Обелиск со звездой не тронул.
Работать определили Ивана в колхозе скотником. Жил в родовой избе, ни с кем особо не водился. Часто ходил на кладбище. В деревне шептались: «Иван вон опять к себе на погост в гости пошёл».
Через два года не стало Ивана. Так и не оправился он от чахотки, которую с собой из ГУЛАГа привез. Свела она его в могилу. Похоронили Ивана на его, ещё матерью определённом месте. Что делать с обелиском, не знали. Решили так: пусть и обелиск со звездой останется, и крест пусть тоже будет. Иван ничего не завещал, а Аграфена сыну сама звезду поставила.

Я стою на деревенском кладбище у могилы Ивана Степанова. Все истлело: нет ни креста, ни обелиска со звездой на его могиле. Все истлело, только вот память жива. Не забыли Ивана. На земляном холмике баночка с завядшими цветами. Наверное, 9-го мая, в День Победы, кто-то и к нему заглянул с поклоном.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *