Не гневи Господа

всевидящее окоАлёнка Смирнова росла весёлым и жизнерадостным ребёнком. Семья Смирновых была большой: мама, папа, бабушка и тётя Амалия, родная сестра мамы. До появления маленькой Алёнки, Амалия была младшей в семье, разница в возрасте сестер составляла около десяти лет. Тетя обладала весьма скверным характером: высокомерие переплеталось с брезгливостью, заносчивость с гонором. Остальные же члены семьи совершенно отличались от гордячки, были добрыми и открытыми людьми. Алёнка росла и на её глазах, Амалия постепенно превратилась в красивую стройную девушку – выпускницу гимназии.
Наступал день выпускного торжества Амалии. Бабушка дошивала последние пуговки на шикарное платье изумрудного цвета и, на минуту, оторвавшись от работы, сказала Амалии: «Помолись дочка, перед важным днём! Волнений меньше будет!» Неожиданно лицо девушки перекосила злоба, и она закричала: «Что? Как ты смеешь навязывать мне свои взгляды доисторические? Плевать я на это хотела!» Бабушка попыталась успокоить разбушевавшуюся девицу, но в ту, словно бес вселился. Амалия, дабы досадить ей, принялась орать оскорбления в адрес Господа и плевать на иконы, висевшие в углу комнаты. «Вот вам! – совала злобная девка кукиши в лики святых – Получите!» Бабушка тихо плакала. Излив свой гнев, Амалия гордо удалилась спать, а маленькая Алёнка бросилась утешать бабушку.
Утром бабушка проснулась раньше всех: отутюжила платье, приготовила завтрак. Вскоре встали и мама с папой, а следом и Алёна. Времени до выпускного звонка оставалось не так уж и много, а Амалия всё не появлялась из своей комнаты. Заволновавшись, домочадцы отправились к ней. Их взорам представилась страшная картина, которую Алёна до сих пор вспоминает с содроганием. Амалия лежала на кровати необычайно бледная и не могла пошевелить ни руками, ни ногами. Только слезы, крупными горошинами, скатывались из широко открытых глаз. Девушка была парализована.
Конечно, на выпускной бал никто не пошёл. Амалию показывали всевозможным врачам, но те не могли понять причину внезапного паралича. Дошла очередь до народных целительниц, но те в один голос твердили о Божьей каре и отказывались помогать. Амалия лежала молчаливой мумией, и всё время плакала. Так прошло три года.

Однажды утром, девушка, слабым голосом, попросила пить. Ещё через день – смогла шевелить руками. Через месяц – попробовала встать. Загадочный паралич отступил, а вместе с ним исчез скверный характер Амалии. Девушку будто подменили. Она стала ласковой и доброй, старалась угодить матери, не затевала ссор с сестрой и зятем. Бабушка, впервые за столько лет, поговорила с дочерью по душам, закрывшись в комнате от посторонних ушей. После разговора, обе заплаканные, но довольные – отправились в церковь, просить прощения у Господа от имени Амалии.
Сейчас тётя Амалия одинокая взрослая женщина. Ни мужа, ни детей Господь ей так и не дал – видимо, не простил окончательно её грехи. Алёна со своей малышкой навещает Амалию и та, с радостью возится с внучатой племянницей. Иногда в тёте на мгновение просыпается былое высокомерие, но она тут же, опомнившись, успокаивается и пугливо съёживается. Ох, не меняются люди полностью!
«Вот такая история – закончила рассказ Алёнка – Господь каждого видит и каждому воздаст по заслугам. Не гневи Господа! Иначе будет горе! В этом я убедилась своими глазами!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *