«Шурави, инжобьо» (шурави, иди сюда)

шуравиСергей отводил душманов от раненых. В куртке майора, с рацией, он, конечно, вызвал большой интерес у бородачей с оружием. Им нужен был только живой шурави, потому что за такого в Пакистане «отвалят» очень много афгани, а может, и долларов.
Время от времени перехватывало дыхание, раскалённый воздух разрывал лёгкие, сердце тревожно билось в груди, будто собираясь выпрыгнуть. Сергей остановился, оглянулся: «Ого, сколько вас! Ну, сюда, сюда! Ловите майора! Ха-ха-ха… »
Душманов бежало немало. Они что-то лепетали по-своему, иногда стреляли в воздух. Главное, добраться до перевала и там попытаться вызвать вертолёты для раненых, а потом уже и самому где-то спрятаться.
За спиной стучали автоматы, над головой свистели пули. Стреляйте, стреляйте. Всё равно не убьете. Ведь за живого шурави, да ещё и офицера, больше денежек дают. Ловите! Ну, попробуйте!
Кажется, дополз. Сергей демонстративно сел на камень, снял с ног тяжёлые сапоги, начал настраивать рацию: «Ноль первый… Ноль первый, это береза 3… Ноль первый…».
Рация упорно молчала, а душманы упорно карабкались на перевал. С горы бежалось легче. Только не зацепиться, только не упасть.

Ещё сверху Сергей разглядел внизу полуразрушенный кишлак, который утонул среди густой зелени. В этих старинных поселениях всегда хватает тайных убежищ, где можно замаскироваться, чтобы успеть к появлению «духов» на перевале.
Вот и дошёл, упал, отдышался. Выглянул через дувал и увидел, как духи колонной приближаются к поселению. Согнувшись, помчался по улице. За спиной послышался радостный гогот. Увидели. Теперь прячься, потому что открутят голову. Нет, не открутят: форма майорская. Теперь никому не докажешь, что рядовой, а «хебе» – это раненого командира.
Он забегал во дворы, но ничего похожего на тайник не находил. Уже и дома остались позади. Впереди – кладбище и крутой спуск к реке.

Давно заброшенные могилы, полуразрушенный склеп. Вон какое-то отверстие в земле. Сергей встал на колени, посмотрел. Древнее захоронение, мрак, тошнотворный запах. И размышлять было некогда. Сергей оглянулся и нырнул в темноту. Спрятался в уголке, затих.
Вонь. От такого воздуха кружилась голова. Что-то твёрдое уперлось в рёбра. Он протянул руку и похолодел. Это был человеческий скелет. Вот спрятался. Но нужно сидеть тихо. Там, на поверхности, плен, побои, а может, и смерть. А здесь тоже смерть, но чужая. Стоит терпеть.
Сверху послышались голоса. Чужая речь, ругань. Не понять. Если бросят гранату – конец. Но афганцы уважают своих предков. Значит – сиди тихо. Всё же тайник классный. Только надо немного подвинуть скелет.
Так, в автомате магазин с патронами, две гранаты, четыре сигнальных ракеты. Жить можно. Стоит жить.
Сергей прижался головой к стенке, закрыл глаза. Незаметно для себя задремал. Будто провалился во мрак. Сколько спал – не знает. Разбудила рация, из наушников которой слышалась чужая речь. Он стал крутить ручку настройки, но база упорно молчала. Щелкнул выключателем (нечего батарейки портить) и полез на свет божий.
Над головой завис бисер звёзд, вокруг царила темнота. Тишина. Только неподалеку грохотала горная река. Днём её не слышно, а ночью она начала разговаривать сама с собой. Свежий воздух придал сил…
Сергей пришёл в себя у какого-то дувала и сразу заметил неподалёку большой костёр и людей вокруг него. Знакомые лица. Очевидно, варят ужин. Как он не напоролся на стражей?
Ага, ждите. Будет вам сейчас плов да ещё и с мясом. Ловите на приправу ребристую «лимонку». Щелкнул запал, а через четыре секунды взорвалось. Послышались крики, вопли. Сергей не видел, как взрывом перебросило котёл, как несколько бородачей упали на землю. Он бежал, пока хватило сил, пока не зацепился за камень и не покатился…
Очнулся уже утром от грохота реки. Она внизу играла серебром своих волн. Очень хотелось пить. Но к воде быстро не добраться – крутой обрыв. Нет, сначала надо попробовать по рации вызвать базу. Там, в тайнике, ждут помощи раненые.
– Ноль первый! Ноль первый! Я Береза-три. Ноль первый! Ноль первый!
Тишина. Тишина вокруг. Тишина в эфире.
– Ноль первый… И вдруг:
– Ноль первый вызывает Березу-три. Куда пропали?
– Здравствуйте! Мы севернее Мармоля. Сорок километров. Недалеко река. У нас десять трехсотых, а пятеро – двухсот. Вылетайте быстрее!
– Попробуем найти. Мы в воздухе, недалеко. Как бородатые?
– Хватает.
– Сигнализируйте, когда услышите нас. До связи…
– До связи.
Река грохотала рядом. Потрескавшиеся губы хотели живительной влаги, до которой ещё надо добраться.
Он встал, оглянулся и увидел… бородачей. Они приближались, улыбались. Нет, стрелять не будут. Где автомат? Вероятно, потерял. Последняя граната. Повернулся к врагам спиной, достал «лимонку», выдернул кольцо, зажал в кулаке.
Ну, подходите. Хотите долларов за офицера. Подходите! Их было десятка два. В нескольких метрах остановились. Стали разглядывать.
Высокий с пулеметом и перебинтованной головой подошёл к нему, оскалив зубы: «Шурави, инжобьо» (шурави, иди сюда).
– А это видел?! – Сергей скрутил ему под нос левой рукой большую фигу, а правой резко ударил в подбородок. Тот покатился на камни. Другие от неожиданности на мгновение оторопели. Этого Сергею было достаточно, чтобы бросить в группу гранату и прыгнуть с высокого обрыва.
Он несколько раз ударился о камни, почувствовал хруст костей и резкую боль в ноге, а потом с разбегу кинулся в холодную воду. Быстрое течение подхватило искалеченное тело и понесло к границе. Сергей несколько раз выныривал, хватал ртом воздух. Он успел заметить в небе вертолет.

Итак, друзья будут жить. О себе Сергей подумать не успел…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *